навальный

Навальный позвонил одному из своих отравителей, тот признался в покушении

За считанные часы до того, как The Insider и Bellingcat опубликовали предыдущее расследование, 14 декабря, в районе 6:30 утра по московскому времени, Алексей Навальный сделал несколько звонков членам группы отравителей, в том числе Константину Кудрявцеву.

Навальный звонил через специальное приложение, позволяющее менять номер, поэтому Кудрявцев думал, что ему звонят с рабочего номера (как выяснилось, обычно с этого рабочего номера ему звонил Артем Троянов, занимающий в НИИ-2 административную должность). Этот номер также использовался сотрудниками ФСБ в качестве коммутатора для связи с высокопоставленными офицерами.

Навальный представился помощником Патрушева, Максимом Устиновым, и попросил прояснить некоторые моменты, необходимые для доклада начальству. На момент звонка Навальный уже знал от Bellingcat и The Insider, что Кудрявцев участвовал в слежке за ним (например, летал за ним в Киров), а также, что Кудрявцев летал в Омск уже после того, как Навального увезли в Берлин. С самого начала The Insider и Bellingcat предполагали, что Кудрявцев летал в Омск за одеждой Навального, ведь до попадания в НИИ-2 он работал в Шиханах и окончил Российскую академию военной химико-биологической защиты, то есть знал, как устранять следы «Новичка». В ходе разговора Кудрявцева с Навальным эта гипотеза подтвердилась, заодно выяснилось, что Кудрявцеву поручили при очистке от «Новичка» одежды особое внимание уделить внутренней стороне трусов, а значит именно туда был нанесен яд (что совпадает с предыдущей гипотезой The Insider и Bellingcat).

Кудрявцев также заявил, что считает операцию хорошо спланированной и списывает неудачу на стечение обстоятельств. По его мнению, Навальный не выжил бы, если бы пилот так быстро не посадил самолет, а врачи скорой помощи, оценив симптомы, не ввели бы ему атропин. Он также упоминает и других участников отравления — своего начальника Станислава Макшакова (ученого-токсиколога, специалиста по «Новичку», работавшего в Шиханах, 33 ЦНИИ Минобороны, а затем — в НИИ-2 ФСБ), Ивана Осипова, Алексея Александрова (того самого, который неосторожно включил телефон сначала в Новосибирске, а потом в Томске). А вот про Паняева Кудрявцев не слышал, что указывает на то что Паняев, вероятно, был не полноценным членом команды, а одним из сопровождающих операцию ФСБшников.

Кудрявцев упоминает и девятого отравителя, который не был назван The Insider и Bellingcat в предыдущей части расследования – Василия Калашникова. Метаданные телефона Кудрявцева указывают на то, что он действительно связывался с ним по прилету в Омск. The Insider удалось установить, что Василий Калашников является экспертом в области газовой хроматографии/масс-спектрометрии, это современный метод обнаружения метаболитов нервно-паралитических агентов в биологических образцах. Калашников публиковал статьи по этой теме, подписываясь как сотрудник НИИ-2 ФСБ. Из телефонных записей Макшакова видно, что он звонил Калашникову утром 20 августа, вскоре после того, как Навальный впал в кому и его самолет приземлился в Омске, и снова 21 августа, за несколько минут до внезапной отмены решения омских врачей о том, что государство Навального не допустить его перевозки в Берлин. Можно предположить, что именно Калашников принял решение о том, что Навального уже можно перевозить в Берлин, так как определить «Новичок» по анализу крови уже не удастся (о том, что следы «Новичка» остались еще и на бутылке, в ФСБ, очевидно, не знали).

Источник: mixnews.lv

Добавить комментарий